Бизнес "без бульона": особенности тарифной политики интернет-доступа

"Работа оператора электросвязи сводится к оказанию услуг электросвязи конечному пользователю" – это определение может быть звучит несколько кондово, но по сути оно верно. За этой фразой стоит множество дел: оператор строит собственные сети, закупает аппаратные комплексы, содержит штат квалифицированных специалистов для содержания и обслуживания, несёт текущие затраты на поддержание качества услуг на должном уровне, ведет рекламную и маркетинговую работу, платит налоги и сборы.

Как бы ни варьировалась структура затрат, речь так или иначе идет о бизнесе, а значит совокупность затрат не может быть больше доходности по услуге. Во всяком случае не должна.

Между тем, в Беларуси сложилась уникальная бизнес-ситуация при оказании услуги доступа в интернет, - стоимость покупки канала с гарантированной полосой нередко превышает у оператора 50% доходов, полученных за услугу от абонентов. И это на фоне того, что за последний год резко увеличилась потребность абонентов в качественном и "тяжелом" контенте. Что, в свою очередь, требует постоянного расширения входного канала. Белорусские операторы, вынуждены приобретать канал связи у оператора РУП "Белтелеком". Именно его, а также РУП "Национальный центр обмена трафиком" и СООО "Белорусские облачные технологии" национальное законодательство определяет операторами электросвязи, имеющими право на пропуск межсетевого трафика.

Независимые операторы провели с "Белтелекомом" немало часов в переговорах, но больше благодаря инфляционным процессам, чем уступчивости госкомпании, удалось достигнуть договорённость о снижении стоимости с 500 долларов США за 1Мб пропускной способности канала до 6 долларов США за Мб. Есть все основания назвать даже эту цену спекулятивной, на фоне стоимости 0,5-1 доллар США на внутренних рынках в приграничных государствах (неизменную вот уже несколько лет). Появление на рынке второго игрока - "Белорусских облачных технологий" существенно не изменило ситуацию, хотя бы потому, что эта компания не имеет собственной инфраструктуры и использует каналы все того же РУП "Белтелеком". А тарифная ситуация кого-то может навести на мысли о том, что цены для конечных пользователей операторы между собой согласовали, поскольку конкурентную среду эти (практически идентичные) тарифы не создают. И в этой части очень неплохо было бы поинтересоваться взглядом на ситуацию Министерства антимонопольного регулирования и торговли. Особенно, с учетом того, что "Белтелеком" является прямым конкурентом операторов, предоставляя не только доступ к каналам, но и интернет-услуги для конечных пользователей.

Тарифная политика государственного оператора для конечных пользователей совершенно иная. Цены для них даже ниже, чем аналогичные у операторов сопредельных государств. Простой расчёт демонстрирует очевидный тарифный перекос. Для обеспечения качественных параметров клиентского соединения, необходимо чтобы полоса внешнего канала минимум перекрывала 5% пиковой потребности абонентов. При предоставлении услуги для 1000 пользователей с доступом на скорости 50 Мб/сек (если взять тарифный план "Рекорд 50" РУП "Белтелеком") оператору необходимо обеспечить канал с полосой по меньшей мере в 2,5  Гб/сек (требования Постановления Совета Министров Республики Беларусь от 17 августа 2006 г. №1055).

Стоимость тарифа 20,85 руб/мес, и любому другому оператору, чтобы получить от 1000 клиентов 20 850 рублей необходимо приобрести канал на сумму 30 000 рублей/месяц (стоимость канала связи составляет около 120 руб за Мб/сек). То есть при выполнении всех нормативных требований, затраты в разы превышают доходы. Вариантов остается немного и все они далеки от понятия о конкурентной среде: держать цены вдвое выше, чем у госоператора или жертвовать качеством связи.

В свою очередь, РУП "Белтелеком" используя своё доминирующее положение на рынке услуг и имея необходимый инструментарий для экономического давления на конкурентов, устраивает затяжные акции по снижению цен для пользователей. Эти "временные" акции длятся годами и способствуют слому рынка, приучая клиентов к заведомо заниженным ценам. В конце концов, лишая государство части налоговых отчислений. При этом, акций по снижению стоимости внешнего канала государственный оператор не проводит.

Представители операторского сообщества Беларуси неоднократно задавали вопрос и РУП "Белтелеком", и специалистам Министерства связи и информатизации республики о целесообразности применения демпинговых тарифов в течении длительного периода. Запрашивались и обоснования розничных тарифов доминирующего игрока. То же технологическое перевооружение в сети GPON, активно и стремительно проводимое "Белтелекомом" - очень затратный проект, и тарифная политика, по логике, должна быть направлена на его окупаемость. Но в министерстве раскрывать логику ценовой политики подопечной компании не пожелали. Регулирующий отрасль орган, управляющий крупнейшим ее игроком, явно продемонстрировал свои приоритеты. Что же касается локальных операторов электросвязи, то они имеют куда более скромные возможности в борьбе за рынок, и в конечном итоге попросту разоряются. Многие региональные игроки уже находятся на гране банкротства и из последних сил покрывают убытки от интернет-услуг доходами от других видов деятельности.

Есть еще одна важная тема, тесно связанная с монополизмом и непрозрачностью рынка. Речь идет о "Фонде универсального обслуживания". Руководство Республики Беларусь подготовило программу по дополнительному стимулированию строительства сетей связи в районах со слаборазвитой инфраструктурой и отсутствием перспективы получения прибыли на этапе последующей эксплуатации. Законодательство предусматривает формирование фонда за счет отчислений 1,5% от услуг связи всеми участниками рынка, а также дальнейшее совместное участие в его использовании. Идея правильная, но витиеватая формулировка была очевидно написана под оператора РУП "Белтелеком". Это универсальное обслуживание должно обеспечить: "возможность предоставления в установленном порядке абоненту услуги по предоставлению доступа к услугам местной телефонной связи, по предоставлению стационарного широкополосного доступа к сети Интернет, услуги телевидения по IP-протоколу".

Одна только телефонная связь в формулировке исключает возможность доступа к фонду кого-либо, кроме "Белтелекома". И совершенно непонятно для чего привязываться к местной телефонной сети и стационарному доступу, если рынок сотовой телефонии и 3G и даже 4G-интернета уже избыточен? И какая разница для абонента по какой технологии будет осуществляться доставка к нему телевизионного контента? В результате были вновь созданы условия, благодаря которым к денежным фондам был допущен только один игрок рынка.

И никто из операторов не может получить информацию, в каких именно районах страны использовались эти средства "на строительство сетей". По идее, фонд предусматривает дополнительное финансирование строительства сетей в убыточных регионах с неразвитой инфраструктурой. На практике государственный оператор, приходя в небольшие населённые пункты где уже работают местные операторы (то есть инфраструктура уже есть), устанавливает демпинговые тарифы и полностью вытесняет конкурентов, построивших сети за собственные средства. У операторов возникает резонный вопрос: а нужно ли было платить 1,5% для того, чтобы мы за эти деньги потеряли работу? Очевидно, что инвестиции в развитие инфраструктуры местами необходимы, но также необходим четкий контроль за распределением средств и тарифной политикой.

В ряде европейских стран существуют подобные фонды и финансовые программы. Чаще всего их получают крупные игроки с государственным капиталом, формирующие политику в области связи. Но этих игроков обязывают безоговорочно предоставлять доступ к инфраструктуре другим участникам рынка. Причем, предоставлять по утвержденной цене, во-избежание спекуляций и конфликтов интересов. Зачастую, таких госоператоров заставляют удерживать самые высокие тарифы на услуги в конкретном регионе. Иной раз, разница в тарифах доходит до 30% в пользу независимых операторов. В нашем случае если Фонд и служит какой-то цели, то эта цель – укрепление региональных позиций РУП "Белтелеком".

Эта публикация предпринята не только для того, чтобы очередной раз "всплакнуть", обрисовав печальную ситуацию на рынке электросвязи. Профессиональное сообщество очень хотело бы привлечь внимание ответственных органов и, прежде всего, Министерства антимонопольного регулирования и торговли к сложившейся практике. Для этого можно было бы объективно рассмотреть изложенные в настоящей статье факты и выработать конкретные предложения по выравниванию сложившегося ценового несоответствия. Операторы связи всегда готовы оказать государственным органам любую организационную и информационную помощь в этом.

Мы также призываем к внимательному изучению программы Фонда универсального обслуживания за последние пять лет, чтобы можно было дать оценку эффективности капиталовложений и внести конкретные предложения по усовершенствованию правил игры на рынке. А информация об использовании Фонда для строительства сетей абонентского доступа должна регулярно и открыто публиковаться.

Тот же МАРТ мог бы истребовать у РУП "Белтелеком" экономическое обоснование используемых розничных тарифов для потребителей, и проанализировать их с учетом капиталовложений в строительство. Уверен, результат получился бы любопытный.